Сергей Гриневецкий: «История государства пишется в регионах»

22 февраля 2012
 27 февраля Одесская область отмечает свою 80-ю годовщину. Именно в этот день в 1932 году были утверждены решения ІV внеочередной сессии Всеукраинского Центрального Исполнительного Комитета XXІ созыва. 9 февраля эта сессия приняла постановление о создании на территории Украины, кроме Автономной Молдавской Советской Социалистической Республики, пяти областей. Среди них была и Одесская область в составе 50 административно-территориальных единиц — четырех городов областного подчинения Одессы, Николаева, Херсона, Зиновьевска (ныне Кировоград) и 46 районов.

— Сергей Рафаилович, в 2002 году вы стали инициатором празднования 70-летия Одесской области. Для многих это было внове. Одно дело праздновать День города, все-таки город — это некая цельность, есть конкретная дата, а такая административная единица, как область, по историческим меркам, появилась относительно недавно, да и границы их менялись на протяжении десятилетий не один раз…

— Действительно, на территории нынешней Одесской области в разное время существовали разные административно-территориальные единицы. До Октябрьской революции одна ее часть входила в состав Херсонской губернии, другая — в состав Бессарабской, ряд северных территорий — в состав Подольской. Затем появилась Одесская губерния, потом округа. И только в 1932 году перешли к областному разделению. Думаю, с экономической точки зрения это было обосновано. Ведь Большой Юг имеет много общих черт. Прежде всего, это морской регион. Недаром в 90-е годы пытались разработать Программу развития Украинского Причерноморья. К сожалению, тогда дело застопорилось, но думаю, что рано или поздно наша страна придет к разработке такой программы. Поэтому в качестве отправной точки мы решили взять 27 февраля 1932 года.

Но главная идея, которую мы преследовали, устанавливая празднование Дня области, это прежде всего, поднять на щит идею регионов, идею сильной государственной региональной политики. Ведь каждый регион Украины имеет собственное «лицо», свою историю, экономическую, этническую, культурную специфику. В этом богатство нашей страны. Мы должны этим гордиться, пользоваться преимуществами, а не использовать как орудие разобщения.

Уже после того, как я ушел с поста председателя облгосадминистрации, принял решение, что мы будем и в дальнейшем отмечать День области, вне зависимости от того, будет это делать власть или нет. Как правило, к этому дню приурочивается презентация очередного номера историко-краеведческого альманаха «Одессика. Юго-Запад», проводятся тематические «круглые столы» или концерты. И надо сказать, что мы не дали умереть традиции празднования Дня области. Она возродилась. И нынешнее руководство региона уделило празднованию 80-летия Одесской области достойное внимание.

День области — еще и хороший повод напомнить людям об их прошлом. У Одесской области — славная история. Но, к сожалению, в ее изучении существует изрядный пробел. За последнее время появилось немало исторических исследований, посвященных истории Одессы, истории Придунавья, отдельных городов и сел. Но цельной истории региона нет. Есть отдельные разрозненные фрагменты — голод 1932—1933 годов, Великая Отечественная война и послевоенное восстановление, новейший период — наше настоящее. А вот 50—70-е годы как-то выпали из этого контекста. А ведь именно в эти годы создавались тот промышленный потенциал и инфраструктура, которыми мы до сих пользуемся.

— Празднование Дня области — хороший повод поговорить о нынешнем состоянии государственной региональной политики. Насколько сегодня она отвечает потребностям государства и общества и что необходимо сделать для того, чтобы повысить ее эффективность?

— Нынешнее состояние государственной региональной политики далеко от совершенства. Сказать, что ее нет совсем, нельзя. Еще в январе прошлого года Президент Украины в ходе заседания Совета регионов высказал идею о необходимости создания Фонда регионального развития. Эта идея вызрела давно. Аналогичный фонд существует как в самом Евросоюзе, так и в отдельных европейских странах. Скажу даже больше — в соседней Молдове, которая и своими размерами, и экономическим потенциалом несравнима с Украиной, действует закон «О региональном развитии», создан аналогичный фонд — Национальный фонд регионального развития, а страна разделена на шесть функциональных регионов развития.

Только через год Верховная Рада приняла решение о создании Фонда регионального развития в размере не менее одного процента доходов общего фонда госбюджета. Нам нужно активное движение к созданию новой нормативной базы для государственной региональной политики. До сих пор определяющим документом в этой сфере остается Концепция государственной региональной политики, утвержденная более 10 лет назад. Закон «О стимулировании развития регионов» откровенно слабый. Нужна и новая Концепция, которая бы отражала современные реалии, и новый Закон.

Есть, безусловно, позитивные сдвиги. Как таковые я расцениваю утверждение национальных проектов, ряд которых имеет откровенную региональную привязку, более того, непосредственную привязку к Одесской области. Речь идет, например, о таких проектах, как «Дунайский коридор», строительство терминала по переработке сжиженного газа, развитии альтернативной энергетики.

Еще один важный момент — в июле прошлого года Кабинет Министров одобрил технико-экономическое обоснование строительства участка автомобильной дороги государственного значения Одесса—Рени по новому направлению Одесса—Овидиополь—Белгород-Днестровский—Монаши с мостовым переходом через Днестровский лиман. Думаю, что это свидетельство переосмысления роли Одесской области и такого ее субрегиона, как Придунавье.

Однако системный подход к региональной политике, увы, отсутствует.

— В чем же главная причина того, что новая государственная региональная политика, о которой говорил Президент Украины, так до сих пор не обрела реальных черт?

— Государственная региональная политика преследует двоякую цель. С одной стороны, достичь баланса между интересами центра и региона, с другой, достичь баланса между властью, бизнесом и гражданским обществом. По моему глубокому убеждению, основы региональной политики, стратегии развития регионов должны разрабатываться при активном участии экспертного сообщества, общественности, объединений предпринимателей, в общем, всех заинтересованных сторон. Доверять это дело одним только чиновникам — это значит получить на выходе еще один бюрократический документ, а зачастую и формальный подход к делу.

Ведь причина невыполнения многих очень важных президентских инициатив довольно банальна — низкая исполнительская дисциплина.

Есть и еще один момент. В свое время нас убеждали в том, что переход к выборам в парламент по партийным спискам приведет к политической структуризации. Определенная структуризация произошла, но мы заплатили за нее не самую низкую цену. Был нарушен принцип представительства интересов всех граждан в законодательном органе власти. Одни территории и регионы, особенно Киев, были представлены очень плотно, в то время, как представительство других территорий и регионов снизилось. А это, в свою очередь, повлияло как на качество бюджетного процесса, так и на объемы выделяемых регионам средств.

Знаю, что смешанную систему, которая вводится новым Законом «О выборах…» критикуют за то, что она якобы играет на пользу действующей власти, что размывается политическая структура. Но давайте посмотрим и с другой стороны. Очевидно, что благодаря смешанной системе удастся восстановить тот утраченный баланс между интересами территорий и интересами государства, возрастет ответственность депутатов. В свое время, когда я возглавлял областную государственную администрацию, в распорядке моих заместителей и моем было отведено специально время для работы с народными депутатами. Могу заверить, что отдача от этого была очень серьезная.

— Вы возглавляли Одесскую облгосадминистрацию на протяжении семи лет, хорошо знаете ее проблемы и преимущества. Какие приоритеты развития определили бы сегодня для региона?

— Приоритеты эти во многом совпадают с теми пятью приоритетами, которые определил Президент Украины в своем недавнем выступлении на открытии десятой сессии Верховной Рады. Это — повышение энергетической безопасности страны, развитие национального производства на основе эффективной политики импортозамещения и усиления экспертного потенциала, развитие транспортной отрасли, новая аграрная политика и реформа жилищно-коммунального хозяйства.

Одесская область — это прежде всего транспортный узел. Думаю, нам необходимо определиться со стратегией развития Украины как морской державы. В начале 2010 года я опубликовал статью в газете «Зеркало недели» под заголовком, который содержит в себе ключевой вопрос текущего момента: «Украина: из морской державы в «страну у моря»?». Что интересно, она не потеряла актуальности, поскольку остались те же проблемы, что были и два года назад. Украина медленно, но верно идет по пути превращения в «страну у моря». Да, у нас есть порты, но уже сегодня у них есть мощные конкуренты в лице, к примеру, румынского порта Констанца. Есть солидный транзитный потенциал, но мало качественных дорог, отсутствуют транспортно-логистические центры. Вызывает вопросы тарифная политика.

Но, по моему мнению, понятие морская держава гораздо шире. Оно не ограничивается только морехозяйственным комплексом. Посудите сами: шесть регионов Украины — приморские, то есть практически каждый четвертый. У каждого из них своя специфика, Донецкая и Запорожская области, к примеру, это промышленно развитые регионы, у Крыма — ориентация на туризм и рекреацию, Николаевская область имеет мощный судостроительный комплекс, в Херсонской наряду с морехозяйственным важную роль играет аграрный сектор, Одесская область, образно говоря, многопрофильная. Но при этом все они в силу своего географического положения связаны с морем.

Морская держава — это не только порты или судоходные компании. Это и смежные отрасли, такие как судостроение и судоремонт. Могу также напомнить, что Одесса когда-то славилась своим рыболовным промыслом. Название предприятия «Антарктика» было известно далеко за пределами нашего города. Где сейчас все это? Мы же, за редким исключением, едим импортируемую рыбу. Ладно, в Черном море не водится семга. Но где «шаланды, полные кефали»? Остались в песне.

В конце концов, море — это и серьезный туристический и рекреационный потенциал. Но и здесь мы проигрываем ряду других туристических стран, например, той же Болгарии. И не только ей одной. В конце 2010 года в Турции была подготовлена программа развития Черноморского побережья до 2024 года. Прошу заметить — до 2024-го. Где и когда у нас работали такие долгосрочные программы? Причем уверен, что свою программу они реализуют.

Для сравнения — недавно обратился с депутатским запросом относительно целесообразности разработки программы развития Украинского Причерноморья, и, к сожалению, получил негативный ответ. Но такая программа нужна. Если в 90-х годах ее появление было, возможно, преждевременным, поскольку экономика страны находилась в переходном состоянии, то сейчас самое время.

Но вернемся к приоритетам. Наряду с морской отраслью и в широком, и в узком смысле к числу важных направлений отнес бы виноградарство и виноделие. Одесская область входит в так называемый винный пояс Украины. Ведь недаром в свое время именно в Шабо в Бессарабии швейцарцы заложили первые виноградники. Потому что почвы и климатические условия соответствовали почвам и климатическим условиям надрейнской Германии.

Первым моим шагом после назначения на пост председателя Одесской облгосадминистрации в 1998 году было совместное с Одесскими городскими властями распоряжение о том, чтобы в ассортименте торговых точек было бы не менее 50 процентов товаров отечественного производства. Понятно, что это не вполне рыночное решение, но иначе на тот момент нельзя было бороться с засилием иностранных товаров. Затем была открыта сеть фирменных магазинов. И за два года мы добились ощутимых результатов. Увеличилась доля пищевой промышленности в общей структуре производства. А это, как известно, отрасль, работающая на внутренний рынок. Появились новые производства. Не в последнюю очередь это коснулось и выпуска алкогольных напитков. Нам удалось вытеснить суррогаты и некачественную продукцию.

Сегодня, понятное дело, многое определяет рынок. Однако не думаю, что государству следует самоустраняться и не влиять на него. Взять, например, прошлый год. Производство виноградных вин упало в области на 70 процентов, в то же время выросло производство коньяков. То есть виноград идет на крепкие напитки. Но и в кафе, и в ресторанах есть молдавские, грузинские, чилийские, французские, итальянские вина. А вот украинских мало. Почему? Неужели не пользуются спросом? Пользуются, знаю. Потому что качественное и доступное по цене. Здесь уже, наверное, не рынок действует. Я не против зарубежных вин. Но пусть будет выбор. А если его нет, то здесь недосмотр государства, которое обязано поддерживать национального производителя.

Это касается не только вина. Из года в год растет импорт в Украину замороженного мяса, в то время как в отечественных хозяйствах сокращается поголовье скота. В молоке сегодня больше пальмового масла, чем молока. Овощи, зачастую даже летом, мы потребляем не наши, а импортные. Стоило ли собирать рекордные урожаи, чтобы не иметь возможности обеспечить население качественным отечественным продовольствием.

И наконец — вопрос энергоэффективности. Одесса — единственный город-миллионник, который не имеет собственных генерирующих мощностей. Юг области вообще зависит от поставок электроэнергии с Днестровской ГРЭС, расположенной к тому же в непризнанной Приднестровской Республике. В то же время, именно на юге, в Придунавье, по оценкам ученых, есть хорошие условия для развития альтернативной энергетики.

— На протяжении 20 лет существования независимого украинского государства не прекращаются дискуссии относительно административно-территориальной реформы. Каких только проектов, в том числе и фантастических, не видели мы за эти годы. Однако дальше разговоров дело не пошло. Отсюда вполне резонный вопрос: а нужно ли нам новое административно-территориальное деление? И если да, то почему эта реформа не реализуется?

— Реформа, безусловно, нужна. Тем более что за последнее время произошли серьезные демографические изменения. В некоторых сельских районах живет иногда столько жителей, сколько в одном многоэтажном микрорайоне крупного города. И при этом там есть своя райгосадминистрация, районный совет, милиция, прокуратура и так далее.

Но есть и оборотная сторона медали. Можно провести чисто механическое слияние районов, как это, кстати, предлагалось в 2005 году проектом административно-территориальной реформы, разработанной под руководством Романа Безсмертного. Тогда, если помните, этот проект вызвал серьезное возмущение. Это пытались списать на недовольство местной бюрократии, которая якобы хочет сохранить свои места. На самом деле причина недовольства была гораздо глубже. Сегодня за любой справкой сельский житель вынужден ехать за несколько десятков километров в районный центр. И это уже серьезная проблема, потому что не везде нормально ходит транспорт. А что будет, если районный центр перенесут еще дальше?

На мой взгляд, в основе нового административно-территориального устройства должны лежать два ключевых принципа. Первый — это создание условий для долгосрочного планирования развития территорий. Знаю, что у нас до сих пор существуют опасения относительно термина «планирование», в этом видят чуть ли не возврат к советской экономике. Но это же европейский опыт. Давайте называть это программным принципом. В 2002—2004 годах в Одесской области действовала, к примеру, программа «Региональная инициатива». Она была, правда, рассчитана до 2006 года, но вмешались известные политические события.

Пока у нас, к сожалению, не то что о долгосрочном, а и о среднесрочном, на три—четыре года, планировании говорить не приходится. Причем со сменой власти приоритеты в принципе не меняются, все равно где-то необходимо проводить газ, где-то чинить или строить дороги. Но при этом принимается какой-то новый документ со старой сутью и новым названием.

Второй принцип, на котором должна строиться административно-территориальная реформа, это доступность государственных услуг для населения. И это одна из сложнейших задач. Понятно, что любая ломка устоявшейся системы — процесс болезненный.

Из стран Восточной Европы, где уже проводились реформы, есть, на мой взгляд, две модели, на которые стоит обратить внимание. Это, во-первых, польская трехступенчатая система гмина-повят-воеводство, которую очень часто приводят как пример удачной реформы административно-территориальной системы, которая начала выстраиваться снизу. Во-вторых, румынская система, о которой известно гораздо меньше. В Румынии в конце 90-х были созданы регионы развития, которые сами по себе не являются административными единицами, но служат для координации регионального развития.

Вполне возможно, что нам стоит присмотреться и к польскому, и к румынскому опыту с тем, чтобы выбрать для себя оптимальный путь реформы.

По материалам «Голос Украины»

  
Комментарии размещаются сторонними пользователеми нашего сайта. Мнение редакции может не совпадать с мнением пользователей.
Комментарии:

GOGA   23 февраля 2012, 21:42 IP: 95.111.144.
Безусловно Одесский регион требует развития, тем более что мощностей хватает — не забывая и о людях, но нужен профессиональный, независимый управленец, обладающий поддержкой власти и того-же народа — настоящий патриот своего региона.

Ответить
Команда Алайбова   25 февраля 2012, 22:46 IP: 178.95.119.
Что значит независимый, профессиональный ---а от куда их взять…при подходе который сейчас существует в нашем государстве… скоро не будет людей с данными качествами

Ответить
realist   20 марта 2012, 23:04 IP: 77.239.168.
история пишется не в ригионах, а РЫГЫОНАЛАМИ

Ответить
summer2011   11 мая 2012, 11:36 IP: 109.79.217
net iz regionov vikacivaut denigi, a istoriu potom napiwut v odese

Ответить

   Правила общения на сайте.   Список забаненых

Утренние ЧП в Одессе
02 июля, 10:36
4 фото